Новости Зеленограда, инфопортал Зеленоград ИНФО
Пятница, 22 Января, 2021 год

Мой МИЭТ

Мой МИЭТ

 Первомайская демонстрация 60-х годов

Воспоминания Татьяны Викторовны Поповой (Кирилиной), заслуженного работника высшего образования РФ, доцента, заслуженного преподавателя МИЭТа, выпускницы МИЭТа 1972 года (ФТ-62).

Главное воспоминание – это люди, с которыми мне в разное время довелось встречаться, учиться и работать в МИЭТе. Люди редкие, талантливые, неординарные и доброжелательные. С ними было интересно общаться, у них было чему поучиться, но обо всём по порядку.

Открытие института

Моё поколение относится к первым жителям Зеленограда. Семья переехала сюда в 1964 году. Я тогда была ещё школьницей и училась в 842 школе в первом микрорайоне. В течение всего десятого класса мои одноклассники активно думали, куда идти работать или поступать учиться. Кстати, моим одноклассником был Саша Логвиненко – сын легендарного П.В. Логвиненко, который во время войны являлся замполитом командира дивизии И.В. Панфилова, защищавшей Москву, и именем которого названа одна из улиц города. К чести Саши будет сказано, что он был скромным, спокойным молодым человеком и никогда не хвастался своим героическим папой.

Родители у многих работали на предприятиях Зеленограда. От них мы знали, что в городе планируется открыть новый вуз, который будет готовить специалистов по электронике. Конечно, мы мечтали, чтобы он поскорее открылся, и чудо произошло: весной пришло известие, что подписан приказ о создании в городе Московского института электронной техники. Ура! И летом 1966 года многие выпускники школы подали заявление в МИЭТ.

Поступление в МИЭТ

Вступительные экзамены проходили в средней школе в третьем микрорайоне. Конкурс был просто огромный – не меньше 12 человек на место. Дело в том, что мы учились по 10-летней школьной программе, а перед нами школьники учились 11 лет и получали вместе с аттестатом зрелости удостоверение о приобретении какой-нибудь рабочей специальности. Мой муж, например, получил профессию электрика, которая впоследствии нам очень пригодилась. Таким образом, летом 1966 года оказался двойной выпуск школ.

Всего надо было сдать пять экзаменов: два письменных (математика и сочинение) и три устных (математика, физика, химия). Медалистам надо было сдать всего две математики. Конечно, все абитуриенты очень волновались. Мы знали, что в МИЭТ приехали поступать ребята из новосибирской физико-математической школы, которая считалась одной из лучших в Союзе.

Обычно во время сдачи экзамена мы сидели в коридоре в ожидании вызова. Я удивилась, когда после того, как сотрудница приёмной комиссии назвала номер одной из девушек, все взорвались громким хохотом. На следующем экзамене ситуация повторилась. Сотрудница сказала: «Номер 287», – и все дружно засмеялись. Я обратилась с вопросом к соседу, и он ответил:

«Ну, как же, 2-87 – известное число!» Да, теперь и мне стало смешно, потому что 2 рубля 87 копеек стоила «Московская водка». Вот так с волнением, шутками и прибаутками я оказалась в МИЭТе, и началась моя студенческая жизнь.

Любимые преподаватели

На первом курсе у нас не было деления на факультеты, и все студенты учились по одной учебной программе. На втором курсе появились факультеты: физико-химический (ФХ), который занимался подготовкой специалистов по материалам для электронной промышленности; физико-технический (ФТ) – разработка и изготовление интегральных схем; микроприборов и технической кибернетики (МПиТК) – разработка приборов и устройств на основе информационных систем; электронного машиностроения (ЭМ) – разработка оборудования и автоматизированных комплексов для производства ИС. Так что моя учёба продолжилась в группе ФТ-22. Кстати, в параллельной группе ФТ-21 учился студент со студенческим билетом номер один – Александр Айрапетов.

Первым деканом всего дневного отделения (через год появилось и вечернее) у нас был Геннадий Кузьмич Самохвалов, человек необыкновенной доброты и обаяния. Когда после первой сессии мы пришли к нему и спросили, что делать дальше, Самохвалов твёрдым голосом сказал: «Знаете что? Идите и отдыхайте! Набирайтесь сил к новому семестру». Мы привыкли к строгости со стороны преподавателей, поэтому такая, почти отеческая, забота нас приятно удивила. Когда Геннадий Кузьмич погиб в автомобильной аварии, все студенты, не сговариваясь, пришли с цветами проститься с ним. Основное, что я вспоминаю из студенческих лет – это то, что мне повезло с преподавателями. Пожалуй, самое яркое впечатление у меня осталось от Камиля Ахметовича Валиева, д.ф-м.н., профессора, директора НИИМЭ, впоследствии академика АН СССР. Он читал лекции по физике твёрдого тела. Физика для меня всегда была чем-то заоблачным и недоступным. А после лекций Валиева многое прояснилось, и все последующие дисциплины воспринимались проще и понятнее. Камиль Ахметович читал лекции ровным, спокойным голосом. Но всегда, как сейчас принято говорить, держал интригу, держал интерес к изучаемому вопросу. Его речь и манера говорить отличались большой культурой и эрудицией, никакими записями во время занятий Валиев никогда не пользовался.

На его лекциях заняты были не только все места, но бывало, что и в проходах на портфелях сидели студенты, так как на лекции Камиля Ахметовича приходили ребята с других факультетов! Такого я больше не видела. Кстати, одна из улиц Зеленограда названа его именем.

Из преподавателей хорошо помню Юрия Дмитриевича Чистякова, д.т.н., профессора, который читал у нас лекции по химической тематике. Он говорил очень низким басом, был высоким, крупным, исполненным достоинства мужчиной и отличался добродушием и респектабельностью. На лекциях он говорил тихо, но его отовсюду было хорошо слышно. Негромкая, монотонная, спокойная, басистая речь могла усыпить кого угодно, и некоторые студенты откровенно зевали. И тем не менее студенты уважали Ю.Д. Чистякова и относились к нему с симпатией, так как были наслышаны о его научной деятельности и участии в войне.

Мой МИЭТ

Члены ГЭК (государственной экзаменационной комиссии) при объявлении результатов защит дипломных проектов: доцент кафедры ГИС — Э.А. Жильков; генеральный директор НПО «Научный Центр», герой Социалистического труда — Э.Е. Иванов; заведующая кафедрой Маркетинга — Н.К. Моисеева; первый директор НИИТТ, герой Социалистического труда — В.С. Сергеев; председатель ГЭК — Г.Г. Смолко

Валентина Захаровна Петрова, заведующая кафедрой общей химии, у нас не преподавала, но тем не менее мы все её хорошо знали: она наведывалась к нам на занятия, проводила консультации перед экзаменом. В.З. Петрова была человеком, увлечённым не только своей профессией, она могла также рассказать о каких-то интересных моментах своей жизни, например, о встречах с С.Я. Маршаком.

Мой МИЭТ

Хотелось бы несколько слов сказать о профессоре В.И. Скобелкине, который читал у нас курс теоретической физики. Большой оригинал был Владимир Иванович! Например, на консультации он мог сказать: «Вчера я не мог уделить внимание студенческим делам, так как выполнял супружеские обязанности!» И после нашего хихиканья добавлял: «Ходил за картошкой!» В глазах у него при этом светились весёлые озорные искорки. Или: «Когда я ухаживал за своей будущей женой, то назначал ей свидания в парке, где часто встречался с Л.Д. Ландау, также гулявшим с девушкой!»

С теплотой и благодарностью я вспоминаю наших преподавателей: В.Д. Вернера, С.Я. Бугрова, М.В. Терпигореву, Р.П. Иванову, В.А. Проскурякова, А.А. Орликовского, А.Г. Курова, К.Н. Ракову и многих других.

Да, всё это были люди, увлечённые своей работой, значительные, можно сказать, светлые личности. В общении со студентами они никогда не допускали никакой фамильярности. Для нас они были не только преподавателями, но и умными наставниками. Мы учились у них культуре поведения, грамотности речи, ответственности, профессионализму. И студенты платили им хорошим отношением. Конечно, мы могли на лекциях, не мешая преподавателям, и позевать, и пошушукаться, и сыграть в «Крестики-нолики», и негромко подшутить над приятелями, но грубых и бестактных выходок я не помню ни одной. К слову сказать, посещали занятия студенты хорошо. За исключением лекции по общей физике, которая у нас была последней парой в субботу после физкультуры. Да и учились мы совсем неплохо: у нас в группе было всего три-четыре отстающих.

Конечно, нам было приятно сознавать, что мы будем первыми специалистами в новой области человеческих знаний – микроэлектронике. Мы не очень много знали об этом, но интерес был огромный! И постепенно в нашу жизнь вошли и навсегда остались слова: подложка, кремниевая пластина, планарный технологический процесс, биполярные и МОП-транзисторы, интегральные схемы.

На четвёртом курсе началась производственная практика на предприятиях Зеленограда, и к лету мы могли уже работать операторами на различных установках. А на пятом и шестом курсах все студенты принимали участие в научно-исследовательских, проектных и производственных работах. И я не помню, чтобы кто-нибудь пожалел о выбранной специальности.

Не судите по одёжке

До сих пор вспоминаю несправедливое отношение студентов к одному доценту, который преподавал у нас на старших курсах. Ну, невзлюбили его, и всё! Нам не нравились его дикция (вместо «Цельсия» он говорил «Ценcель»), его шаркающая походка, некоторая бестактность и попытки заигрывать со студентами. Помню, как один авторитетный сокурсник сказал про него: «Тебе этот дурачок сказал?» Но после окончания вуза в первые годы работы конспекты лекций этого доцента были на вес золота: их спрашивали друг у друга и занимали за ними очередь! Мы поняли, что прежде всего это был грамотный и добросовестный преподаватель. Вот так, дорогие студенты, не торопитесь с выводами, внешность иногда очень обманчива!

Совершенно не помню, как были одеты наши преподаватели. К слову сказать, многие студентки следили за модой и частенько мастерили – шили или вязали – себе что-нибудь новенькое (благо, что недорогих натуральных тканей было довольно много). Не надо забывать, что после войны миллионы людей остались нищими. Сейчас это часто не принимают в расчёт. Например, Рената Литвинова, не понимая этого, возмущалась, какое тогда было некрасивое нижнее белье. А люди в первую очередь хотели досыта есть, хотели иметь возможность покупать тёплую одежду и обувь или выходной костюм. Как говорится, тогда было не до жиру.

А в отношении преподавателей мы в первую очередь обращали внимание на качество лекций и отношение к студентам. В чём-то у нас были иные радости и иные идеалы. Прежде всего хотелось стать высоким профессионалом.

Берегись, Европа!

Молодёжь может с иронией заметить: «Что, прямо так всё было идеально?» Нет. У нас, например, тоже были студенты-«блатники», у которых родители занимали большие должности и которым были уготованы и аспирантура, и защита кандидатской диссертации, и «тёплые местечки» по работе. Но мы им не завидовали, во-первых, потому, что их было немного и они, как правило, учились не хуже других, во-вторых, они были хорошими ребятами, а в-третьих, можно было и без блата умом и трудом достичь некоторых высот, что в дальнейшем подтвердила жизнь.

Мы не знали, какой будет наш путь и какие «сюрпризы» готовят нам страшные 90-е, но в начале 70-х мы с уверенностью распевали:

Ух ты! Ах ты!

Ходим мимо вахты.

О-па, о-па.

Берегись, Европа!

Когда мы учились на младших курсах, зданий МИЭТа ещё не было. Корпуса института строились в период нашего обучения. А студенты учились сначала в одном из зданий НИИМП, расположенном за автокомбинатом на Северной промышленной зоне, а потом – в корпусе 03 студенческих общежитий. Занятиями в общежитии ребята были очень довольны – можно было просыпаться за 10 минут до лекций.

В нынешних красивых, благоустроенных и просто замечательных корпусах МИЭТа мы начали заниматься только на пятом курсе (учились тогда пять с половиной лет). Зато первыми, кто мыл третий и четвёртый корпуса и чистил их от строительного мусора, а также убирал мусор с крыш, были студенты. Не помню, чтобы кого-то это смущало: всё было весело и непринуждённо.

Студенческий юмор

Конечно, кроме учёбы память сохранила и многие другие события. Например, однажды произошёл такой случай. Два наших студента, живущих в общежитии (это было, кажется, на втором или на третьем курсе), решили подшутить над остальными обитателями корпуса. Им удалось подключиться к радиосети, и, когда в передачах был перерыв с 14:00 до 15:00, они произнесли в эфир приблизительно следующую речь: «Уважаемые зеленоградцы, передаём важное правительственное сообщение. Сегодня в четыре часа утра без объявления войны войска Китайской Народной Республики нарушили границу и вторглись на территорию СССР. Наши воинские подразделения ведут оборонительные бои в районе Читы. Все военнообязанные в 24-часовой срок должны прибыть с вещами к военкомату. Сохраняйте спокойствие. Мы победим!»

Мой МИЭТ

Вручение дипломов. На фотографии К.А. Валиев, Г.А. Куров, Т.В. Попова

Оказалось, что сообщение транслировалось не только в общежитии, но и во всём городе. Конечно, в это время люди были в основном на работе, но многие услышали эту информацию. А были и такие, кто пришёл с вещами к военкомату, собравшись воевать!

Мой МИЭТ

Военные сборы на 5-м курсе: Виктор Оплеснин, Владимир Алексеев, Вячеслав Елюхин, Валерий Киреев и Валерий Орлов

Постепенно всё выяснилось, виновные нашлись. И я помню, что вопрос об их поступке обсуждался на общем комсомольском собрании. Ребята повинились, просили не выгонять из комсомола и не отчислять из института. Им поверили и простили. Они успешно закончили институт и потом много лет работали в МИЭТе. Да, чего только не было!

Знаковые встречи

В период с 1969 по 1971 год я работала депутатом Зеленоградского городского Совета депутатов трудящихся. Конечно, опыта работы ещё не было никакого, и мне поручали самую несложную работу, например, дежурство в ЖЭКе и записи обращений граждан или контроль состояния детских площадок. Этот период отмечен двумя важными для меня моментами.

Во-первых, я ближе познакомилась с Леонидом Николаевичем Преснухиным – первым ректором МИЭТа. Он произвёл на меня впечатление значительного и масштабного человека. На старших курсах я выполняла дипломный проект в лаборатории кафедры ГИС (гибридных интегральных схем). В то время Л.Н. Преснухин наряду с ректорством заведовал кафедрой ВТ (вычислительной техники). Когда он направлялся из ректората на кафедру, то проходил мимо этой лаборатории. Иногда он заходил к нам, смотрел, чем мы занимаемся (в лаборатории работали ещё один студент и три аспиранта), задавал разные вопросы по существу дела, высказывал одобрение. Для нас это было очень важно и приятно. На память об этом человеке у меня осталась фотография с изображением Л. Н. Преснухина и меня, которая была опубликована в газете «Неделя» (один экземпляр газеты хранится в музее МИЭТа).

А во-вторых, благодаря депутатской работе я познакомилась со своим будущим мужем. Как-то мне поручили узнать о работе Студенческого совета общежития, постараться выявить проблемы. Председателем (кстати, вторым) Студенческого совета был Юрий Алексеевич Попов. Мы познакомились, он рассказал о своей работе в общежитии. Помню, что он произвёл на меня очень хорошее впечатление. Но мы оставались просто хорошими знакомыми. И только спустя три года мы вновь встретились на одной из студенческих посиделок и потом уже больше не расставались.

Не учёбой единой

Мои воспоминания были бы неполными, если бы я ничего не написала о студенческом досуге. Конечно, у нас были и танцы, и походы, и песни у костра: А я еду, а я еду за мечтами, За туманом и за запахом тайги…

Входил в моду КВН. У МИЭТа была своя студенческая команда, и мы все дружно болели за неё. Случались и курьёзные моменты. Как-то на выходные дни мы с подругой поехали в Ленинград (студенческие билеты были дешёвыми), хотели посмотреть спектакль в театре Товстоногова. Но когда пришли к театру, увидели своих знакомых студентов, так же «стреляющих» лишние билетики.

За хорошую учёбу лучшие группы награждались экскурсионными поездками. Помню, как мы всей группой ездили во время студенческих каникул в Таллин, который удивил нас своей необычной для московского глаза архитектурой и стариной. Однажды в мае, уже на старших курсах, состоялась экскурсионная поездка в Суздаль. После посещения достопримечательностей оставалось свободное время до отъезда автобуса. Было очень жарко, хотелось пить, и нас занесло каким-то попутным ветром в погребок, где продавалась медовуха. Мы выпили по стаканчику – понравилось! Решили добавить. Бармен предупредил: «Хватит – с медовухой не шутят». Какое там! Жизнь прекрасна и удивительна! Добавили. До автобуса удалось добраться благополучно, и всё: в автобусе тут же заснули, и добудились нас только в Зеленограде. Уважаемые студенты, не повторяйте ошибок своих предшественников!

Мои сокурсники не чувствовали себя в чём-то ущемлёнными: научно-промышленные новости освещались во всех СМИ, мы были знакомы с лучшими за редким исключением (как показала жизнь) мировыми достижениями культуры (оперные и эстрадные певцы, эстрадная и классическая музыка, фильмы, книги и прочее), ходили в театры (репертуар был очень обширным) и на выставки.

Летом многие мои однокурсники отдыхали недели три, не больше. В основном старались раньше сдать экзамены и устроиться куда-нибудь на работу. В этом нам помогал комитет комсомола МИЭТ. Через него можно было устроиться в студенческий строительный отряд или, например, вожатыми в пионерские лагеря.

Однажды летом я работала в студенческом отряде проводников на железной дороге. Не скажу, что это было очень трудно, но хлопотно. Главное было – не проспать очередную станцию. Эта работа дала возможность не только повидать много новых мест (Урал, Сибирь, Казахстан, Азовское море и другие), но и прилично заработать. Мне хватило: дать денег родителям (свои, заработанные!), купить обновы и съездить с друзьями на Чёрное море.

Кстати, о деньгах. На первом курсе стипендия была 45 рублей, на старших курсах – больше, повышенная стипендия за отличную учёбу тоже была больше. На старших курсах большинство студентов за полезную работу обычно оформлялось на полставки техника или даже инженера. Комплексный обед в столовой стоил 50 копеек, пол-литра молока в упаковке – 16 копеек, сливочное мороженое – 15 копеек, стакан томатного сока – 10 копеек и так далее. Так что всё было довольно приемлемо.

Да, время летит быстро, и всё дальше уходят от нас студенческие годы. Но память легко переносит нас в те замечательные семидесятые, когда мы через лекции, лабораторные и учебники входили во взрослую жизнь. Навсегда остались в памяти имена моих однокашников: Володи Маркова, Вити Оплеснина, Володи Мотузенко, Марика Крампа, Валеры Орлова (нашего старосты), Володи Алексеева, Лёни Мизрухина, Виолетты Сантрусовой, Миши Кожуха, Наташи и Аллы Коноваловых, Валеры Киреева, Володи Доронина, Толи Ильюшенко, Севы Сазонова, Жоры Ситникова, Славы Елюхина, Игоря Баринова. Спасибо вам, дорогие, что вы были в моей жизни!

И последнее. Во время учёбы мы с большой любовью и благодарностью относились к нашему институту и постарались передать эту любовь другим поколениям миэтовцев. Да здравствует дружба студентов всех выпусков МИЭТа! Ура!

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

© 2021 Зеленоград ИНФО – ещё ближе к городу. Все права защищены.

19:1222 Января
 Пт, 2021
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
WordPress: 60,42MB | MySQL:81 | 1,072sec