Новости Зеленограда, инфопортал Зеленоград ИНФО
Пятница, 15 Ноября, 2019 год

Две культуры

Интервью с Анастасией Тюриной, доцентом кафедры инженерной графики и дизайна, членом союза художников РФ, членом союза дизайнеров РФ, о SCIENCE ART и предназначении микрофотографии как направлении в искусстве.

Курсы, которые я веду в университете Гриффита в Австралии, условно можно поделить на теоретические: Creative Research Methodologies, Histories and Theories of Design, Design Research Methods и практические: Making Visual Media, IDE1 (Ideation), Presenting Visual and Creative Arts Research. Хотя деление это довольно условное – во всех курсах присутствует и теоретический, и практический компоненты.

Две культуры

SCIENCE ART
Для меня Science art это в первую очередь направление, основанное на трансдисциплинарности в современном искусстве. Я занимаюсь научно-исследовательским искусством, изучая и иллюстрируя системные закономерности природы и синтез научных и художественных культурных кодов, в основном работаю в области научной визуализации, фотографии, креативного кодинга, генеративного искусства, интерактивного и графического дизайна. Для себя я определяю развитие технологий как основу деятельности человека. И с этой точки зрения я стремлюсь раскрыть взаимосвязь между сознанием человека и материальностью окружающего его мира. Некоторые мои проекты включают в себя взаимодействие между фотографией и научной визуализацией, в частности, микрофотографией. Изначально являясь техническим открытием, фотография широко использовалась как инструмент исследования в науке и как самостоятельное художественное направление. Наше время формирует «современные» интерпретации научных фотографий и отношение к ним. Несмотря на то, что технология микрофотографии используется для научных целей, художественная микрофотография также способна открывать сложные и взаимосвязанные принципы, лежащие в основе материальности всей среды обитания человека.

Изучая таким образом интеграцию искусства и науки, я фокусируюсь на использовании научных инструментов для создания научно-художественных инсталляций. Тем не менее следует подчеркнуть, что мой подход в первую очередь – это художественное исследование и эксперимент, поиск новой эстетики, изучение пространственных и временных измерений, взаимодействие с материальностью и использование современных технологий в формировании эстетического зрительского опыта.

Мои поиски художественного материала в микромире начались в 2008 году: у меня возникла первая идея воспользоваться сканирующим электронным микроскопом (СЭМ) в лаборатории кафедры общей физики под руководством д.ф.- м.н., профессора Н.И. Боргардта и посмотреть структуры органического происхождения. Это были биологические образцы – в тот момент я увлекалась бионикой и пыталась выявить закономерности строения семян растений в масштабе микромира и попробовать использовать эти структуры в качестве аналогов в дизайн-проектировании. Чем больше я углублялась в микрофотографию, работая над темой своей диссертации уже в Австралии, тем больше меня интересовал сам принцип формирования изображения в электронном сканирующем микроскопе. Он, конечно же, отличается от принципа формирования изображения в оптическом микроскопе. К изображениям, сделанным с помощью СЭМ, вообще трудно применить фотографические определения, потому что процесс создания изображения не имеет камеры и объектива; захваченные сфокусированным пучком электронов, они не являются фотографиями.

Интерпретация изображений, создаваемых СЭМ, может смущать, потому что микроскопический образец выглядит так, как-будто он освещён и наблюдается в апертуре глаза. Несмотря на иллюзию света, исходящего от определённого источника, контраст изображения зависит от атомного веса, химических свойств поверхности, кристаллографических свойств, микротопографии образца и прочих параметров. То, как будет выглядеть изображение, в значительной степени зависит от взаимодействия между различными методами подготовки образца, способов использования микроскопа, настроек захвата изображения и т.д.

Мне было интересно выстроить философский дискурс в определении места такого рода научных изображений, но в художественном контексте. Управляемое сложным компьютерным программным обеспечением, устройство СЭМ генерирует изображение на экране компьютера, где каждый пиксель представляет некоторую информацию, закодированную в визуальный аналог. Таким образом, аппарат пытается воссоздать реальность, которая не является визуальным явлением, которое учёные, в свою очередь, пытаются проанализировать через визуальное представление реальности: изображение. Интересно, что пиксели, построенные устройством, уже интерпретируются учёными как изображение, хотя явление, которое они регистрируют, может быть и невидимым и, следовательно, требует дальнейшей интерпретации научными методами.

ПОПУЛЯРИЗАЦИЯ НАУКИ

Я не считаю, что роль искусства и художественной микрофотографии в частности должна сводиться к популяризации науки. Несомненно, искусство стало мощным инструментом для альтернативных подходов в интерпретации научных результатов, но крайне важно, чтобы и наука, и искусство осознавали свои междисциплинарные возможности и ограничения. Искусство самостоятельно и не стремится стать инструментом для привлечения внимания общества к новейшим достижениям науки, хотя оно и обладает огромным потенциалом в коммуникации научных концепций и явлений. Я не иллюстрирую чьи-то исследования. Мои работы – это не фотографии для учебного пособия по материаловедению. Это самостоятельные художественные произведения: они большого размера, хорошего качества, иногда они становятся видео или интерактивными инсталляциями. Человек, взаимодействующий с ними, не сразу понимает, на что он смотрит. Я стремлюсь к тому, чтобы мои работы интриговали, вызывали любопытство и создавали эстетический отклик. Определённая эстетика выражается с помощью композиции, цвета, контрастов и других различных художественных средств.

Один из моих проектов посвящён воде. В СЭМ, с которым я работаю, можно использовать только полностью высушенные образцы, так как образец помещается в камеру, где создаётся вакуум для работы электронов. В случае с образцами воды – это предельно сложная задача. По сути, я снимаю воду, которая уже не является жидкостью, только след от того, что осталось после её испарения.

Делая «не фотографические» фотографии воды, которая уже не является водой, меня интересует культурологический вопрос. Вода – один из важнейших элементов жизни. При всём, что делаю я, при всех объективных знаниях о воде меня интересует то, что мы в ней не видим. Что, например, мы не можем видеть в воде и её образующих (во времени, пространстве и масштабе)? Или как спровоцировать новые эстетические реакции на проблемы, связанные с экологией воды?

Возможно, новый культурный диалог о воде может стать началом чего-то нового и в науке. На мой взгляд, в этом и есть преимущество современного научного искусства — оно не связанно обязательствами достоверно иллюстрировать научный артефакт, но может создавать новые смыслы через интерпретированные и неоднозначные научно — художественные образы. В этом плане я популяризирую искусство как метод для того, чтобы с помощью науки посмотреть на воду (как элемент) с другой стороны.

Также я пытаюсь сказать через свои работы, что мы знаем очень мало об окружающих нас материях, отчасти потому, что некоторые знания скрыты в невидимом для нас микромире. Для меня то, что я делаю – это не обусловленное творчество, а скорее мой способ взаимодействия с миром.

НЕМНОГО ИСТОРИИ ВОПРОСА

Чарльз Перси Сноу, английский историк, писатель и государственный деятель, закончивший Кембриджский университет и получивший в 25 лет степень доктора философии (за работы по спектроскопии) написал книгу о «двух культурах». В 1959 году в Кембридже он прочитал одноимённую лекцию, озаглавленную «Две культуры и научная революция», в которой он высказал сожаление о разрыве между учёными и интеллектуалами-литераторами, технической и гуманитарной интеллигенцией.

Здесь я хочу привести отрывок из сочинения Евгения Львовича Фейнберга «Две культуры. Интуиция и логика в искусстве и науке» (1992). Это книга, которая полностью описывает и моё видение того, что наука и искусство не исключают, а дополняют друг друга.

(Е.Л. Фейнберг – известный советский и российский физик-теоретик, академик РАН (член-корреспондент АН СССР c 1966), лауреат Государственной премии СССР).

 «Учёные, посвятившие себя изучению гуманитарных и точных отраслей знания, всё более и более не понимают друг друга. По мнению Сноу, это очень опасная тенденция, которая грозит гибелью всей человеческой культуре.     Действительно, существуют немалые различия между естественно-научным и гуманитарным познанием. Естествознание ориентировано на повторяющееся, общее и универсальное, абстрактное; гуманитарное познание — на специальное, конкретное и уникальное, неповторимое. Цель естествознания — описать и объяснить свой объект, ограничить свою зависимость от общественно-исторических факторов и выразить знание с позиций вневременных принципов бытия, выразить не только качественные, но и количественные характеристики объекта.
Цель гуманитарных наук — прежде всего понять свой объект, найти способы конкретно-исторического, личностного переживания, толкования и содержания объекта познания и своего отношения к нему и так далее. В 60—70-е гг. в массовом сознании, в молодёжной, студенческой среде эти различия отражались в формах разного рода диспутов между «физиками», ориентированными на строго рационалистические и надличностные каноны естествознания («только физика — соль, остальное всё — ноль»), и «лириками», воспитанными на идеалах гуманитарного познания, включающих в себя не только объективное отражение социальных процессов и явлений, но и субъективно-личностное их переживание и толкование.

Художественно-образный и научно-рациональный способы отражения мира вовсе не исключают абсолютно друг друга. Учёный должен обладать способностью не только к понятийному, но и к образному творчеству, а значит, обладать тонким художественным вкусом. Так, многие учёные прекрасно разбираются в искусстве, живописи, литературе. Играют на музыкальных инструментах, стремятся к глубокому переживанию прекрасного. Более того, само научное творчество выступает для них как некий вид искусства. В любых, даже исключительно абстрактных отраслях физико-математического естествознания, познавательная деятельность содержит в себе художественно-образные моменты. Поэтому справедливо говорят иногда о «поэзии науки». С другой стороны, художник, деятель искусства творит не произвольные, а типические художественные образы, предполагающие процесс обобщения, познания действительности. Таким образом, познавательный момент органично присущ искусству, вплетён в производство способов образного переживания мира. Интуиция и логика присущи как науке, так и искусству. В системе духовной культуры наука и искусство не исключают, а предполагают и дополняют друг друга там, где речь идёт о формировании целостной гармонической личности, о полноте человеческого мироощущения».*

* Фейнберг Е.Л. Две культуры. Интуиция и логика в искусстве и науке. М., 1992.

Две культуры

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ О ТЕХ МИКРОЯВЛЕНИЯХ, КОТОРЫЕ СЛУЖАТ ОСНОВОЙ

Этот процесс охватывает меня полностью. Например, занимаясь проектом с водой, мне было крайне важно понять не только как, например, изучаются свойства воды, какие инструменты мы используем и какие данные мы получаем, но и какими графическими средствами исследуются эти наборы данных. В сканирующей микроскопии изобразительный ряд – это первичный анализ, потому что дальнейшее изучение образца будет подвержено другим схемам. Для меня это было уникально в понимании того, что изображение выглядит как фотография, но таковым не является по своей природе, но может быть напечатано и вызывать такой эстетический отклик, как если бы это была фотография.

ПОДГОТОВКА РАБОТ

Я всегда подготавливаю образцы сама в том виде, в каком это нужно для моих художественных целей. При этом я соблюдаю технологию изготовления образца в разных условиях. Например, в основу моего метода при работе на проектом с водой вошло замечательное физическое явление, получившее названии «феномен капли кофе» (“Coffee drop effect”)*, которое впервые было описано учёными под руководством Роберта Дигана в журнале Nature в 1997 году. Капля кофе, попавшая на гладкую поверхность стола, при высыхании образует окрашенный ободок по периферии, в то время как её внутренняя часть теряет окраску. К настоящему времени можно сказать, что физика этого явления полностью выяснена, и вынос частиц дисперсной фазы на периферию капли в процессе испарения растворителя происходит за счёт возникающих течений термокапиллярной природы. * Robert D. Deegan, Olgica Bakajin, Todd F. Dupont, Greb Huber, Sidney R. Nagel & Thomas A. Witten “Capillary flow as the cause of ring stains from dried liquid drops”, Nature volume 389, pages 827–829 (1997). https://www.nature.com/articles/39827

ДОРАБОТКА

Это постобработка фотоматериала. Любой сканирующий микроскоп не предназначен для того, чтобы сделать кадры хорошего качества для печати и экспонирования в больших пространствах. Всё-таки тогда мы говорим об эстетике художественно артефакта, чем и является фотография в экспозиционном пространстве, качество имеет значение. В микроскопе я снимаю образцы покадрово, на большом увеличении. Потом «сшиваю» и получаю объект целиком. Эта «сшивка» кадров идёт по всем трём (x,y,z) координатам. Порой изготовление одной работы занимает до 24 часов, и это только съёмка. Степень доработки кадра варьируется от разных значений и тоже очень трудоёмкая.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И МЫШЛЕНИЕ ЛЮДЕЙ

Искусство уже давно привлекает общественное внимание к экологическим проблемам. Известный американский юрист и защитник окружающей среды Джеймс Густав Спет однажды сказал: «Раньше я думал, что главными экологическими проблемами являются утрата биоразнообразия, разрушение экосистем и изменение климата. Я думал, что 30 лет хорошей науки могут решить эти проблемы. Я ошибался. Главные проблемы окружающей среды – это эгоизм, жадность и апатия, и для их решения нам необходимо культурное и духовное преобразование. И мы, учёные, не знаем, как это сделать».*

* (Wilson 2013, 35) (Ken Wilson. 2013. “Sustainability: A Tale of Twin Brothers.” In Practicing Sustainability, edited by Guruprasad Madhavan, 33–37. New York: Springer.)

Я не утверждаю, что, смотря на мои изображения микрокапель воды люди в момент перестанут её загрязнять или станут ответственно относиться к её потреблению. Но среда формирует сознание. И мне важна попытка это ответственное отношение сформировать.

Созерцание и осознавание сложности, хрупкости, как поверхностно мы знаем этот мир, удивление тому, что человек способен в один миг всё испортить, – это должно вызывать какой-то отклик. Конечно, чтобы дойти до такого уровня реакции на мои произведения, нужно иметь определённый багаж знаний, опыт, культурный уровень, быть открытым к пониманию того, что искусство сегодня – не пейзаж или портрет. Только тогда я могу вступить в диалог со зрителем о том, что мои научно-художественные фотографии могут привнести нового в понимание проблем, связанных с водой и экологией.

ПРОЕКТ В МИЭТЕ

В настоящий момент у нас запланирован совместный проект с Институтом перспективных материалов и технологий и кафедрой общей физики. Институт ПМТ осуществляет уникальные исследования по различным направлениям. В частности, разработку технологий наноматериалов и изделий функциональной электроники на их основе. В качестве объектов мы будем использовать различные инновационные материалы. Я буду работать на оборудовании научно-исследовательской лаборатории электронной микроскопии (НИЛ ЭМИ), которая располагает комплексом современного исследовательского оборудования и входит в число ведущих российских научных коллективов, занимающихся электронно-микроскопическими исследованиями структуры и состава материалов. Мы также решили поэкспериментировать и с оптическим микроскопом. Пока мы на стадии разработки нескольких проектов, но уже сейчас можно с уверенностью сказать, что получатся очень интересные результаты. Я хочу выразить огромную благодарность в первую очередь д.ф.-м.н., профессору Николаю Ивановичу Боргардту и д.т.н., профессору Сергею Александровичу Гаврилову за предоставленное оборудование, образцы, техническую поддержку и неугасаемый интерес к такому направлению сотрудничества. Также большое спасибо всем сотрудникам, помогающим в работе над проектом: к.ф.-м.н. Приходько А.С. (м.н.с. НИЛ ЭМИ), к.т.н. Дронову А.А. (доцент Института ПМТ), Назаркиной Ю.В. (ст. преподаватель Института ПМТ) и Тимофею Савчуку (аспирант Института ПМТ). 

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

© 2019 Зеленоград ИНФО – ещё ближе к городу. Все права защищены.


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
11:5215 Ноября
 Пт, 2019
WordPress: 58,15MB | MySQL:81 | 0,799sec