Новости Зеленограда, инфопортал Зеленоград ИНФО
Четверг, 7 Июля, 2022 год
Главная » Общество » В Стране » Что будет с «Песней года»?

Что будет с «Песней года»?


Что будет с «Песней года»?

Это только кажется, что до «Песни года» еще далеко. Подготовка к главному событию отечественного шоу-бизнеса начинается сильно заранее.

Уже сейчас составляется список звезд, которые будут участвовать в шоу. И в списке этом не будет многих завсегдатаев!

Речь о тех, кто после начала военной спецоперации резко осудил действия РФ и неуважительно отзывался о нашей стране. Музыкальный критик Павел Рудченко сообщил, что есть некий перечень «нежелательных лиц, которым не рекомендовано давать площадки». И в этот перечень якобы уже попали Валерий Меладзе, Потап и Настя, Вера Брежнева, Иван Дорн, Макс Барских и др. Кроме того, есть такие звезды, которые ничего вроде бы не говорили плохого, но по политическим соображениям сами откажутся от участия. Например, София Ротару. Есть ли кем их заменить? Надо ли перекраивать и как-то реформировать «Песню года», раз уж теперь все вокруг меняется? Постоянная ведущая «Песни» Лера Кудрявцева на это заметила: «Я даже не понимаю, состоится ли фестиваль в этом году. Если, дай бог, закончится спецоперация, то, наверное, будет, если нет, то его проведение под вопросом. Думаю, в связи с последними событиями что-то в нем, конечно, поменяется».

– Во-первых, «Песня года» — это бренд, который будет существовать столько, сколько люди у нас в стране вообще будут слушать музыку, – уверена Лолита. – Ее не станут проводить, только если опять, не дай бог, ковид. Или возникнет такая финансовая ситуация, что будет, простите, не до песен. Во-вторых, если говорить о сегодняшней «Песне года», то она не нуждается в радикальных преобразованиях. Она уже переформатирована. Концерт расширили, он длится не один день. Люди с большой песенной историей – в одной части концерта, молодежь – в другой. Там много новых имен, «старички» никого не притесняют. И все жанры на фестивале представлены. Поэтому «Песня года» не нуждается больше ни в каких обновлениях. Я бы не трогала то, что хорошо сделано – качественно, с любовью, что, по сути, намолено. А про то, что есть какие-то списки запрещенных артистов, – ничего об этом не слышала. Думаю, что кто-то специально это все распространяет, что это провокация.

– Даже если кто-то из артистов по каким-то причинам, в том числе политическим, не сможет участвовать в «Песне года», то сам фестиваль от этого не пострадает, – считает Иосиф Пригожин. – Есть ли кем заменить выбывших? Да, конечно, есть! У нас многие артисты не могли попасть на этот фестиваль, в очереди стояли! Всегда в программе было 53 участника. А тех, кто хотел бы там выступать, – гораздо больше. У нас сотни талантливых артистов! Другой вопрос – нужна ли вообще эта эфирная история? Я считаю, что нужна. Наша жизнь продолжается. И я надеюсь, что продолжит свое существование и «Песня года». А если сделать ее международной: привлечь исполнителей из СНГ и других дружественных стран, назвать Song of the year, то она могла бы стать альтернативой «Евровидению». Это абсолютно точно. Все, что объединяет людей, — это хорошо. Артисты должны быть культурным мостом между странами. Они должны сделать все, чтобы никакая политика не могла помешать людям общаться друг с другом.

– Сегодняшняя «Песня года» мне напоминает большой железнодорожный состав с разномастными, технически несовершенными вагонами, – говорит поэт-песенник Илья Резник. – И едет этот состав со скрипом. Но таков теперь принцип набора в эту «Песню года» – прицепить черт-те что к локомотиву, исходя из частных вкусов, дружб, интересов и т. д. Не та уже «Песня года», не та… Я недавно смотрел «Песню-76». Всего 25 композиций в финале. И все шедевры, созданные настоящими мастерами: Фельцманом, Фрадкиным, Пахмутовой, Таривердиевым, Паулсом, Саульским, Богословским… И эти песни живут до сих пор! Потому что это сердечные песни, душевные.

Мы шли на «Песню года» как на праздник! Это было для авторов просто потрясающее событие. И когда нам вручали дипломы лауреатов, мы очень этим гордились, потому что знали, что это – народное признание. Ведь само голосование было народным! В музыкальной редакции «Останкино» стояли мешки писем от зрителей! Я вам скажу, что только 2-3 песни попадали туда по звонку из обкома партии. А все остальное — это искреннее, честное народное голосование. Сейчас же принцип отбора – коммерческий. В том смысле, что там царит вкусовщина.

– Но, может, можно возродить ту «Песню» с народным голосованием?

– Да где эти песни, за которые мы все голосовать будем? Песен-то нет! По крайней мере, таких, какими были советские песни – с душой – и которые мы любим до сих пор, которые живут по 30-50 лет уже. А этот мусор, который сейчас называют песнями, он ведь даже не запоминается. За столом ничего из этого мусора никто не споет. И в душу народа эти песни не заходят. Думаю, что даже это название – «Песня года» – уже неправильное. Потому что нет больше ни одной песни года, ни одной достойной. Я за все последнее время открыл для себя только одну песню – гениальную, поистине народную. Это «Конь» Игоря Матвиенко и Александра Шаганова («Выйду ночью в поле с конем…»). Но они написали ее много лет назад! С тех пор ничего подобного не появилось ни у кого больше. Поэтому «Песня года», считаю, уже себя изжила. Надо что-то другое придумывать. Надо собрать лучших авторов и устроить мозговой штурм, чтобы создать что-то культурно-полезное для России. И еще надо собрать мешки писем от телезрителей с их пожеланиями, а не с пожеланиями «избранных».

Лидия Мезина

Фото: С. Ведяшкин/АГН «Москва»,

И. Попельнюхов.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

© 2022 Зеленоград ИНФО – ещё ближе к городу. Все права защищены.

20:18 7 Июля
 Чт, 2022
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru