Новости Зеленограда, инфопортал Зеленоград ИНФО
Четверг, 27 Июля, 2017 год
Главная » Спорт » В Мире » «Ты не можешь плакать, даже если бы очень хотел». Каково проигрывать в финале Кубка Стэнли

«Ты не можешь плакать, даже если бы очень хотел». Каково проигрывать в финале Кубка Стэнли


Вратарь «Нэшвилла» Пекка Ринне знает об этом все.

Голкипер «Предаторс» Пекка Ринне опубликовал на сайте The Player’s Tribune статью «Нэшвилл», в которой поделился впечатлениями от игры в финале Кубка Стэнли и выступлений в городе, а также поразмышлял о месте «хищников» в НХЛ и мире.

Неожиданно осталось только изнеможение.

Забавно, но до момента, когда Хагелин забил в пустые ворота, клянусь: чувствовал, что могу играть все лето. Я чувствовал, что мы хотели играть все лето. Думаю, мы все ощущали нечто подобное.

Мы так упорно работали, чтобы добраться сюда. И если бы понадобилось играть тот матч до овертайма… или до следующего утра… или до июня, до июля, до августа – ну вы поняли. Думаю, мы бы согласились на это. Казалось, что в те считанные моменты перед тем, как они забили, мы пережили эмоции на целый сезон. Мы царапались и кусались, играли в отчаянный хоккей. Делали все, что в наших силах, чтобы совершить камбэк. И даже в самом конце, когда Хагелин закатывал шайбу в пустые ворота, казалось, что сезон еще не завершен.

А потом вдруг я почувствовал себя страшно уставшим.

Я не плакал. Не сразу. Сначала – я даже не знаю, как это описать – было ощущение пустоты. Внезапно они взяли и забили. И это было… все. Внезапно ты ощущаешь себя очень тяжелым. Твое тело кажется тяжелым. И ты так устал. Ты не можешь плакать, даже если бы очень хотел.

Мы проиграли. Больше ничего не осталось. А потом ты оказываешься в раздевалке, где тебя наконец-то никто не может ни видеть, ни слышать, и вся эта пустота превращается в эмоцию. Озираешься по сторонам – на тех, кто воевал с тобой на пути к финалу, к шестой игре, старался перевести все в седьмую игру, – и становится трудно сдерживать чувства. Они не все были плохими. Я совершенно точно гордился и этой командой, и собой. Я ни в коем случае не ломал клюшки или типа того. Но все равно… Не знаю. Трудно объяснить. Больше ничего нельзя было делать, понимаете? В общем, я сел около своего шкафчика, посмотрел на остальных, потом обдумал все и зарыдал.

Многие парни тоже плакали. Кое-кто разговаривал. Первым встал Майк Фишер и произнес пару слов. Сказал о том, как он горд быть «хищником», как гордится этим сезоном. Думаю, что многие из нас были переполнены эмоциями, чтобы говорить, поэтому здорово, что Майк поднялся. После этого заговорил Джоуи [Райан Джоханссен]. Он был травмирован, и ему пришлось смотреть матч с трибун, а он так сильно хотел быть на льду – знаю, как трудно это должно было быть. Ну а потом начал говорить Пи Кей, и, конечно же, он был великолепен – чистейший Пи Кей. Он говорил, как это было весело. И о том, как он счастлив быть здесь. И о том, сколько уверенности должно быть в нас перед следующим сезоном.

Это была очень хорошая речь. Они все были такими. Но если быть честным, эта последняя часть… сначала, когда Пи Кей это сказал, у меня не укладывалось в голове. Следующий сезон – в тот момент казалось, что этого не существует. Ждать до следующего года – неспроста же это клише, да? Никто не говорит про следующий год, когда держит трофей. В общем, я словно пришел в чувство. Я покинул стадион, вернулся домой и провел приятный тихий вечер. Мой старый тренер, мои друзья и семья, моя девушка – все они составили мне компанию. Мы выпили немного вина, рассказали пару историй и немного посмеялись. Все закончилось совершенной рефлексией: я часто оглядывался в прошлое, обдумывал, как я попал в Нэшвилл.

Перед тем, как попасть в «Предаторс», я несколько лет провел в «Милуоки Адмиралс», их фарм в АХЛ. И была одна вещь, о которой более опытные игроки «Адмиралс» упоминали в рассказах о Нэшвилле: это не Висконсин. Они рассказывали о городе как о прикольном опыте, что это веселый город, но когда дело доходило до хоккея, то… ну, местные не говорили на хоккейном языке. Вы, наверное, слышали, как по ходу матчей на экране они объясняли фанатам правила, учили их хоккею: что такое задержка, что такое подножка, что такое проброс, что такое офсайд и так далее. Вы, наверное, слышали об атмосфере: будто футбольные болельщики каким-то чудом оказались на хоккее. И вы слышали, что команда никогда не была претендентом – и как будто бы никто и не собирался.

Забавно, как вообще крепко держится репутация. Потому что я все еще ожидал всего перечисленного, когда приехал сюда в 2008-м. Но вынужден сказать: эти парни знали свое дело. Мне казалось, что как только вбрасывали шайбу, то наши фаны были самыми одержимыми хоккеем в лиге.

Годы шли, и я все больше ценил Нэшвилл как хоккейный город. Но одна вещь начала меня разъедать – мы не могли сделать нашу работу как команда. Фанаты делали свою часть, это железно, и превратили город в хоккейный город. Но мы не делали нашу часть – не выступали как команда, которую заслуживал город. Мы не были претендентами.

Я бы не сказал, что мы были ужасны. У нас были неплохие результаты в большинстве сезонов, мы несколько раз вышли в плей-офф. Иногда мы были весьма хороши. Но ощущение было такое, что «весьма хороши» – это максимум, на что был способен этот франчайз в умах многих людей.

И мне очень не нравился такой настрой.

Мы были низкобюджетным клубом из города, не имеющего хоккейных традиций, и лично я думаю, что именно поэтому люди часто не уважали нас, иногда даже ничего о нас не зная. Например, в 2011-м мы вышли в плей-офф, побили «Дакс» в первом раунде и затем проиграли в шести матчах «Кэнакс» в полуфинале конференции. Неплохо. Но люди не говорили «неплохо» – они нас поздравляли с великолепным сезоном. То есть народ в буквальном смысле не мог себе даже представить, что мы способны на что-то большее. То же самое и с идеей о том, что в Нэшвилле могут проходить матчи за Кубок Стэнли – это было так странно, что никто не думал, что это возможно. Словно нашей целью было просто быть частью лиги. Но никогда не историей лиги.

После того как мы победили «Детройт» в 2012-м – один из величайших клубов со всеми этими Кубками и членами Зала славы, – думаю, люди медленно начали воспринимать нас более серьезно. Вообще все – от журналистов и того, как они нас освещали, до нашего менеджмента и того, как они нас поддерживали, и наших фанатов и того, чего они от нас ожидали. Это был момент, когда мы, по моему мнению, начали говорить себе что-то типа «Окей, этот клуб может быть претендентом».

И да, это было пять лет назад. Но что люди не понимают о «Предаторс» как о клубе и Нэшвилле как о городе – это все у них уже было. Все было здесь. Это уже давно не был город с правилами хоккея на джамботроне или что там еще. Нэшвилл был готов стать крутым хоккейным городом на годы.

Единственное, чего они ждали – крутая хоккейная команда.

Первый сигнал о том, что мы ее, похоже, получили, был дан в прошлом июне. Я зависал с Джеймсом Нилом, когда случился обмен Пи Кея. Это было очень весело. Перед тем, как поговорить о хоккейном аспекте всего этого… перед тем, как мы вообще смогли о чем-то поговорить… первым делом Джеймс мне сказал – никогда этого не забуду, – он говорит: «Зацени его инстаграм». Ну я устанавливаю приложение на телефоне, загружаю страничку Пи Кея и… минутку… что? Что он делает? Как я понял, Пи Кей был где-то в Европе, плавал с какой-то штукой и орал: «Вперед, вперед, «Предаторс», детка, вперед!» Помнится, я повернулся к Джеймсу и даже не знал, что и думать. Я был такой: «О боже, что этот парень вытворяет?»

Но если взглянуть с другой стороны, это видео – лучшее проявление Пи Кея. Он повел себя в непростой ситуации как профессионал, среагировал в позитивном ключе. Что меня удивило в нем еще больше, когда я поближе его узнал, – то, какой он расслабленный. Если вы знаете о нем только из медиа или соцсетей, то вы видите его по большей части знаменитостью. Такой супергромкий парень. Думаю, я примерно этого от него и ожидал в реальной жизни – шоутайм каждый день. Но на самом деле он действительно прикольный чувак, с ним легко говорить, он очень впечатляет. Каким-то образом после разговора с ним ты всегда остаешься с улыбкой на лице. Это его фишка.

Считаю, именно так личные качества Пи Кея – и, конечно же, его уровень игры – сильно повлияли на нашу команду. Что бы ни случилось на льду или за его пределами, хорошее или плохое, на протяжении всего сезона мы были вместе и оставались позитивными. Мы сделали свое дело.

Другой важный сигнал того, что мы особенные, прозвучал прямо перед плей-офф. Мы финишировали восьмыми в конференции и попали на первую команду – «Чикаго». Тот самый «Чикаго», который нас вырубил в 2010-м и 2015-м и взял три Кубка Стэнли. Тот самый «Чикаго», на общую победу которого ставили чаще всего в этом году. И когда мы попали на них в первом раунде, то основная реакция нашей команды – это… спокойствие. Практически тихая уверенность.

Это может показаться странным, но очень многое говорит. Понятно, что нам не очень повезло попасть на «Блэкхокс». Когда попадаешь на первого сеяного в первом раунде – это тяжело. Но нас, как бы дико это не звучало, это раскрепостило. Такое освобождающее чувство. Мы знали, что играли очень хорошо, и совсем не боялись.

Думаю, это сыграло свою роль.

А потом мы выиграли эту серию. Это значило все. Это была знаковая победа. Мы победили не кого-нибудь – мы победили первую команду. И мы победили не просто первую команду – мы победили «Блэкхокс». И мы не просто их победили – мы их смели всухую. Это была большая, огромная, громкая победа, именно та победа, которая, на мой взгляд, была необходима нашему клубу. А город… это трудно описать. Город гудел после этого. Это было дико. Казалось, мы наконец дали им то, чего они ждали.

А потом мы проиграли.

Даже после гола Хагелина я думал, что мы выиграем. Честно. Я до сих пор с трудом воспринимаю то, что мы не выиграли. Я просто думал… блин. Это же был наш сезон. До самого конца. Я действительно нутром чуял, что наша участь – поднять Кубок в этом году. Но пришлось смотреть, как это делает другая команда. Делает в нашем городе, на глазах наших болельщиков. Горькая пилюля. И она продолжает действовать.

Но спустя несколько недель я смог дистанцировать себя от этого чувства. И от всего сезона. Я смог посмотреть на все это в некой перспективе. Первое, что пришло в голову – захотелось написать это письмо. Я хотел дать нашим фанатам знать, что то фантастическое приключение, которое у нас было в плей-офф, и в сезоне, и в последние несколько лет, и даже за 10 лет, было общим. Это наше приключение, но это и приключение каждого. Оно про развитие хоккейной команды, но оно в той же степени и про развитие хоккейного города.

Это была фишка «Предаторс». Но это была и фишка Нэшвилла.

Я никогда не забуду тот гол в пустые ворота, но я никогда не забуду и мою улицу, которую соседи украсили атрибутикой «Предс». Я никогда не забуду шум арены в последние две минуты шестой игры против «Анахайма» – никогда не слышал ничего подобного. Никогда не забуду 100 тысяч людей, наполнивших улицы в центре города перед шестым матчем с «Питтсбургом» и болевших за нас, представлявших нас, давших нам понять, что мы вместе вне зависимости от того, победим или проиграем.

И да, мы проиграли. Но были вместе, все одинаковы.

Я хочу сказать спасибо всем. За то, что позволили мне взрослеть вместе с вами. И мы все еще не там. Но как сказал мой бро Пи Кей, давайте заберемся туда в следующем году. А если не в следующем, то годом позже, и еще через год, и еще через один.

Но рано или поздно – я это гарантирую – мы выиграем Кубок.

Все хоккейные города его выигрывают.

Полностью текст можно
прочитать здесь
.

Еще немножко о хоккее в Нэшвилле

Инстаграм для самых спортивных

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

© 2017 Зеленоград ИНФО – ещё ближе к городу. Все права защищены.


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
11:3327
Июля
WordPress: 73.51MB | MySQL:67 | 1,268sec